«Если через 6 часов за уроками у него истерика — дело не в ребенке». Как пережить дистанционное обучение

Как родителям и детям выжить во времена дистанционного обучения, «Правмиру» рассказала семейный психолог Екатерина Бурмистрова.

— Родители невольно оказались включены в процесс образования детей: подключить к конференции, скачать «домашку»… Учитывая, что школьников иногда в семье несколько, а у родителей часто еще и удаленная работа. Есть шанс прожить этот период без особых потерь?

— Мы все — дети, родители, учителя — вынужденно оказались в ситуации, к которой не были готовы. Легче тем, кто уже учился на домашнем обучении, но это был изначально личный выбор родителей и детей, остальные такой выбор не совершали.

Обычно к таким изменениям, как переход на дистанционное обучение, люди готовятся заранее — технически, морально, эмоционально. Понимая, зачем им это нужно и как все устроено. У нас не было времени на настройку и подготовку.

Когда человек оказывается в ситуации, когда он обстоятельства не выбирает — это всегда стресс. Причем стресс для всех: для детей, для родителей, для преподавателей, для системы образования. Здесь нет злодея, который вдруг сделал всем плохо, это просто стечение обстоятельств.

Все произошло слишком быстро, непонятно для всех. А общий уровень напряжения, не связанный с учебой, у всех и так высокий.

Мы живем в состоянии большого тонуса, мы все не в форме: кто-то в тревоге, кто-то в панике, кто-то в апатии.

Мы оказались в ситуации внешней турбулентности: удаленная работа, финансовая нестабильность, тревога за старших родственников, изменение привычного образа жизни. И главное — неясность будущего: непонятно, что будет дальше, непонятно, когда все закончится. Это все — высочайший стресс для взрослых.

На тревогу мы реагируем по-разному. Есть несколько типов реакции на тревогу, и хорошо бы понимать, какой тип реакции конкретно ваш.

Некоторые как раз не хотят рефлексировать по этому поводу. Часто присутствует гипнотическая стратегия совладания с ситуацией, особенно у многодетных: живем, будто ничего не происходит. Мы мобилизовались, собрались и теперь с пионерскими песнями учимся дома, у нас три школьника (или шесть школьников) на одной территории и все нормально. Никому не расклеиваться. Да, если это ваш тип совладания со стрессом — все нормально. Но он может быть другой у одного ребенка и третий — у другого.

Мы находимся в ситуации, которая не кончится одномоментно, быстро. Надо научиться жить в ней, не травмироваться, не травмировать своих детей, особенно в смысле учебы.

 

 

Учеба стала каналом для слива тревоги

— Как не травмировать, когда некоторые учителя ужесточили требования, говорят, чтобы домашнее задание присылали до определенного часа, задают еще больше, чем раньше?

— Так учителя тоже в состоянии невроза. При этом я читаю опытных учителей со стажем от 30 лет, которые работают в сильных школах с жесткими требованиями. Так вот, они пишут — расслабьтесь по поводу учебы. Все давление идет от педагогов с меньшим опытом и от тех, кто давит на них сверху.

С внешней ситуацией мы ничего сделать не можем, нам остается читать сводки о числе заболевших и, конечно, максимально самоизолироваться. Но мы не можем поменять течения событий, и потому учеба стала каналом для слива тревоги, недовольства, опасения за будущее.

Учителя давят на детей именно от этого. И от того, что нет выстроенной системы, нет четких требований, вообще ничего понятного. Вот это все, кстати, ребенку класса с третьего, может быть даже со второго, имеет смысл проговаривать, не обвиняя педагогов.

У меня семь школьников, которые учатся в пяти разных школах. И мы каждый день видим пять разных подходов к учебе со стороны конкретных школ. Только из детского сада не присылают задания, хотя слышала, что у некоторых — присылают.

Так вот — родителям нужны внутренние фильтры, чтобы ребенок не травмировался. Изоляция когда-нибудь пройдет, а отношения с ребенком останутся. И останется его мотивация к учебе как важнейший двигатель потенциального прогресса.

Сейчас мы можем незаметно для себя сломать мотивацию. Потому что все нервничают, никто не в ресурсе. И когда один человек не в ресурсе пытается давить по поводу учебы на другого человека, который тоже не в ресурсе, — ребенка, который не гулял три недели, то ничего хорошего не получится.

 

— Но дети, которые хорошо учились, на дистанционном обучении не снизили планку. Это с чем связано, у них нет стресса?

— При стрессе у человека более явно проявляются его особенности. Если он был более быстрым, он еще больше ускоряется. Если медленным — еще сильнее замедляется. То есть ответственно относящиеся к учебе сейчас могут дойти до невроза, пытаясь учиться дистанционно, разгребая завалы заданий от учителей. А те, кто не учились, дезорганизуются еще больше.

Что делать родителям? Первое — понять, насколько у вас есть на все это силы: вам нужно протянуть максимально долго, ведь на вас — благополучие семьи, и вам нужно как можно дольше сохранять не только здравый рассудок, но и физическое здоровье. Когда человек в тревоге, напряжен, он начинает себя хуже чувствовать. Иммунитет из-за того, что мы нервничаем, не улучшается.

Здравое отношение к учебе — возможность сэкономить нервы.

Мы сегодня не говорим о том, чтобы вообще забыть про нее, мы говорим про благоразумный подход: нужно понять, сколько у вас сил и какой у вас ребенок.

Если вы видите, что ваш ребенок шесть часов сидит перед экраном, потому что у него подряд шесть уроков, а потом еще четыре часа делает домашнее задание, и у него нет возможности погулять — это не просто нарушение СанПиНов, а, главное, вред здоровью. Если ребенок начал перерабатывать (и это поощряется школой), имеет смысл стать буфером, защитить ребенка, выйти на контакт с учителем, вежливо и спокойно объяснить, почему вы не будете так учиться.

Самоизоляция — это, к сожалению, не спринт, а марафон, а учеба — это еще и тонкий сложный процесс. Самоизоляция закончится, а учеба останется. Вам не нужно ни здоровье сломать, ни мотивацию, ни надорваться психологически.

 

 

Подростки устали

— Как быть, если чисто физически нет возможности обеспечить ребенку спокойную учебу? Многие живут не в самых просторных квартирах…

— Кроме собственных сил нужно оценить и возможности семьи, в том числе пространственные и технические. У кого-то и так были компьютеры и ноутбуки на каждого ребенка, а кто-то их избегал, считая, что чем позже ребенок сядет за них, тем лучше. Значит, вы просто технически не готовы к тому, чтобы обеспечить всех школьников доступом к учебе.

И вот про это — про то, что в квартире мало места и не всегда получается выйти на онлайн-урок или нет технических возможностей, в том числе, например, из-за слабого интернета, надо говорить с учителями. Но говорить, опять же, спокойно и доброжелательно. То есть в какой-то момент можно выйти из игры или перейти на другой уровень.

Никаких нормативных актов по поводу дистанционного обучения на данный момент не существует, школа не знает, что они могут требовать, а что — нет. Некоторые школы, как и дети, расслабились, а некоторые начали требовать в разы больше. Поэтому прямая доброжелательная коммуникация с учителями, объясняющая обстоятельства семьи — хороший выход. Вот это все нужно трезво оценить и сформулировать вашу концепцию на семейном совете, а потом — донести до учителей.

Мое личное мнение таково, что в этой ситуации адекватно было бы сделать так, как в некоторых европейских странах — они завершили учебный год и перенесли аттестацию на следующий год либо закончили год без аттестации. У нас этого пока не произошло, хотя по ОГЭ уже есть корректировки — будут сдаваться только два основных ОГЭ.

Но в целом школа не адаптировалась. У меня семь родительских чатов, и периодически во всех возникает истерика: мы не можем справиться с этими требованиями, мы не можем загрузить домашнюю работу до 17:00, мы не можем загрузить презентацию, мы не можем обеспечить акварельный лист А3, поскольку магазины не работают, мы не можем выполнить задание по физкультуре. А ведь у детей не только школа, есть еще и секции. Я слышала историю, что тренер требует каждый день посылать видео тренировок…

Понимаете, все хотят лучшего, а ребенок оказывается между молотом и наковальней.

Нормальная подростковая реакция на все это — спрятаться, уйти в отрицание. Могут возникать грубость, агрессия. Чаще всего это защита, либо невротическая реакция, либо показатель того, что ребенку плохо. Первая влюбленность, а подросток не может увидеться с девушкой… Подростки вообще устали, потому что они все время с родителями. А задача возраста — общаться с ровесниками…

 

— Если родители разобрались с гаджетами и считают, что учебный год детям надо закончить, что прежде всего нужно делать?

— Создать систему приоритетов, где важнее всего — спокойствие. Если вы доходите до истерики, то никакая учеба этой истерики не стоит. Как только чувствуете, что вы потеряли самообладание — выходите из игры. Если вы не в ресурсе, у вас скандалит младший ребенок или вы переживаете за кого-то в больнице, — даже не начинайте думать про учебу.

В нейтральное спокойное время с ребенком (если это не первоклассник и не второклассник) можно поговорить: «Ты можешь обращаться ко мне, если нужна помощь, но я не буду отвечать за весь процесс учебы, у меня нет ресурсов». Можно без лишних подробностей объяснить, что сейчас, например, приходится спасать бизнес, или еще что-то. Дети должны понимать — мы все в одной лодке.

Я за то, чтобы, если есть средства, на проблемные предметы брать тьютора или репетитора. Если средств нет, можно поискать через знакомых — сейчас есть люди, которые готовы бесплатно помочь, например, с математикой.

Если не нашлось таких людей, опять же, нужно просто принять ситуацию и не бросаться подтягивать ребенка. Не быть супергероем — это нормально. Мы не были готовы к тому, чтобы учить собственных детей дома, полностью осваивая программу.

 

— Если ранее вы не передали ребенку ответственность за учебу, стоит это делать сейчас?

— Можно попробовать, но очень аккуратно, по обоюдной договоренности, в игровой форме. Но нельзя настаивать и нет гарантий, что все получится удачно.

 

У всех могут быть срывы

— Что делать, если у ребенка возникают истерики после уроков?

— Надо понять, из-за чего истерика. Если ребенок провел шесть часов за компьютером и у него истерика, дело не в ребенке, а в том, что у него не спланирована нагрузка. Если у ребенка истерика от того, что он не понимает, где смотреть необходимый материал — это другой тип истерики.

Если ребенок пробовал, пробовал, загружал, а у него удалилось — это еще один тип истерики. Если он все делал, пришел младший брат и пролил краски на тетради — это четвертый тип истерики. Если ребенок — перфекционист, и он понимает, что ничего не может сделать идеально в этом формате, который он не освоил — это пятый повод. Разобравшись с причиной, можно попытаться помочь.

Если истерики из-за предмета, который не получается — возвращаемся к рекомендации, что ребенку нужен трамплин. В этой ситуации родитель трамплином быть не может. Есть дети, которые вообще не воспринимают информацию через зум, им сложно сконцентрироваться. Есть учителя, которые говорят: не буду разбираться с этой всей электронной штукой, читайте учебник.

Основная же причина стресса ребенка чаще всего в том, что он не гулял. Если ребенок в гиподинамии и без свежего воздуха, с депривацией впечатлений, он не сможет учиться. У нас такое ощущение, что ребенок не работает, про вирус ничего не понимает, так пусть сидит, учится. А он не может. Ребенок — часть системы, и если в системе стресс и неустойчивость, у него — то же самое…

Значит, надо ему помогать. Если не удалось уехать за город (самый идеальный вариант) — постоянно проветривать, мотивировать двигаться — если не хочет делать зарядку, пусть попробует танцевать брейк-данс, хип-хоп или что-то еще, что ему интересно.

Онлайн-нагрузка — очень специфический тип нагрузки, ребенок к ней не привык. Нужно объяснить про дозирование экранного времени и интервалы: если ты полтора часа просидел, то ты должен встать, пройтись, сделать наклоны, приседания, потанцевать, послушать музыку, принять контрастный душ. Я за то, чтобы сейчас максимально использовать ресурсы ванной. И контрастные души, и массажные души, и расслабляющие ванны. Здорово, если в квартире есть шаговые дорожки, беговые дорожки или эллипсоидные тренажеры.

И помните, сейчас такое время, когда нельзя с себя и с ребенка требовать.

 

— Родители все распланировали, приоритеты расставили, но тревожность никуда не уходит.

— Естественно, мы же живые. Тревожность — это нормальная реакция в этой ситуации. Нам нужно учиться делать так, чтобы тревога не выбивала нас полностью в нерабочий диапазон. Кстати, те, кто не сталкивался раньше с такой сильной тревогой, сейчас, может, даже в худшем положении, чем те, у кого были тревожные состояния. Последние уже умеют работать с собственными эмоциями.

Первое, с чего начинать работу с тревогой — информационная гигиена. Нужно дозировать время, которое вы посвящаете чтению и просмотру новостей о тревожащей ситуации. Если сделать только это, состояние заметно улучшится.

Нужно двигаться. Все, что я говорила про движение и водные процедуры, относится не только к школьникам.

Еще один момент — общаться по видеосвязи с близкими людьми, с поддерживающими людьми. Одно дело, вы звоните старшим родственникам — тут вы выступаете в поддерживающей роли, другое дело — вы звоните любимой подруге или институтскому преподавателю и это общение поддерживает вас.

Нужно, как на марафоне, выровнять дыхание. Постарайтесь сначала успокоиться, а потом уже настраивать что-то для ребенка.

Мы не можем выходить, мы не можем пойти в кафе, встретиться с друзьями. Мы можем разрешить себе и всем в доме побыть в одиночестве какое-то время. В любой квартире можно найти маленькое место для одиночества.

Я вообще сторонник того, чтобы ставить внутренние замки на комнаты. Это нормально. Людям мешает миф, что раз мы семья, значит, в стрессовой ситуации мы все время должны быть вместе. Но для очень многих одиночество — это ресурс.

Нужно понимать, что у нас у всех могут быть срывы. И у школьников, и у мужа, и у жены. Особенно важно сейчас уметь ставить точку в ссоре, понимая, что человек просто сорвался. Произошла гроза потому, что очень высокое напряжение, в воздухе много электричества. Важно не наращивать конфликт. И — продолжать жить дальше.

 

Статья опубликована на сайте

 


Instagram Екатерины

 

Добавить комментарий