Проблема возрастного материнства — в голове

В мировой практике первая беременность в 40+ давно не считается чем-то из ряда вон выходящим. А у нас назвать «старородящей» могут даже в 28. Но случаев, когда до решения родить ребенка женщина «доходит» уже будучи в зрелом возрасте, все больше. О том, как справляться с реакцией окружающих на позднюю беременность, в чем искать поддержку и чего бояться, поговорим с Екатериной Бурмистровой — психологом, блогером и мамой 11 детей, одним из спикеров SelfMama Forum, который прошел в Москве.

Екатерина Бурмистрова, 45 лет. Многодетная мама, семейный психотерапевт, детский психолог, автор 10 книг. Вместе с мужем Михаилом основала онлайн школу для родителей.

«Важно дать себе сосредоточиться на беременности»

— Впервые забеременевшие после 40 лет часто рассказывают, что испытывали страх: хватит ли здоровья и сил, как все пройдет, как отреагируют близкие…

— После определенного возраста очень мощно включается страх, что может родиться малыш с физической патологией. Например, есть мнение, что после 36 лет возрастает риск родить ребенка с синдромом Дауна. Но это сведения 30-летней давности! Сегодня такие дети рождаются и у молодых матерей. Равно как и женщины в возрасте вынашивают совершенно здоровых детей. Но этот страх работает мощнейшим образом. При этом у нас возраст, когда женщина рожает первого ребенка, неуклонно увеличивается. Особенно в среднеобеспеченных образованных слоях. То есть проблема возрастного материнства в голове.

 

 

— Но есть же и реальные сложности?

— Беременность и роды в возрасте могут быть тяжелее, да. Но дело даже не в нагрузке, а в изменении уклада жизни. До этого вы все время заботились о себе, в лучшем случае — о партнере, карьере, питомце, а тут на время надо заботы полностью переключить на другое.

Еще возрастным мамам невероятно важно понижать уровень тревожности и планку перфекционизма. Это проблема. Обычно в 40 лет — уже «сложившиеся» люди. Они в жизни чего-то достигли, не зря же так долго откладывали рождение ребенка. Это люди, которые строили свое благополучие, либо преодолевали детские травмы, либо очень долго искали партнера. То есть их планка очень высока. Часто такая женщина говорит себе: «Я приняла это решение и должна со всем справиться, остаться хорошей везде». Но нет, не должна! Если силы остаются, то да. Но важно дать себе возможность сосредоточиться на беременности.

 

 

«Важен лояльный врач, который будет относиться к ситуации как к нормальной»

— Есть какие-то практические вещи, которые могут помочь в позитивном настрое?

— Очень важен лояльный врач, который будет к этой ситуации относиться как к нормальной. Нужно искать гинеколога, встреча с которым не травмировала бы при каждом посещении.

Еще считаю, тем, кто рожает после 40, нужно обязательно ходить на курсы подготовки к родам. Онлайн-образование для родителей — хорошо, но лучше выбрать очные занятия, если есть такая возможность. Вы там увидите других людей, у вас будет контакт с ведущей (доулой, акушеркой). Я не говорю, что роды должны быть какими-то партнерскими, домашними… Речь о том, чтобы они были осознанными. Чтобы уже в беременность люди начали готовиться к тому, что все поменяется. И именно группы дают очень хорошую подготовку. Все знания, которые можно получить, должны быть не абстрактные из книг, а конкретные, от других носителей этого опыта. Иногда у женщин после 40 идет гипогностическое отношение к родам.

 

 

— Что вы имеете в виду?

— Когда до самого момента родов женщина всячески старается не замечать, что беременна. Она и в роддом уезжает, грубо говоря, из мастерской или с конференции. Хочет все закончить, чтобы дальше иметь свободу. Это совсем не годится.

 

 

«Близкие могут очень сильно бояться»

 

— Как быть, когда близкие начинают давить своими страхами и переживаниями относительно поздней беременности?

 

— Иногда бывает, что у самых близких (муж, папа, мама, старшие дети) много поддержки и нет, особенно на первых порах. Бывает, они боятся больше, чем сама беременная. У женщины есть интуитивное ощущение, что все хорошо, а близкие могут очень сильно бояться. Мы не можем влиять на это. А вот те, кто находится дальше, могут дать больше поддержки. Нам может не подходить реакция родных, а реакцию других мы можем себе подобрать.

 

— Как именно?

— Нужно искать того, кто рад вашему выбору. В принципе, достаточно одного человека, который бы поддерживал, и уже становится легче. Я наблюдаю мощнейшую историю с интернет-сообществами. Там можно найти много поддержки. Такой возможности не было сосем недавно. А сейчас это мощный ресурс.

 

 

«За тобой дедушка пришел»

— Бывает, что окружающие не очень корректно реагируют на родителей в возрасте: на площадках могут назвать бабушкой-дедушкой… Не все, конечно, но есть те, кто немного комплексует из-за подобного.

 

— Ой, у нас папа такой — с бородой, с сединой, и бывало, что говорили в садике: «За тобой дедушка пришел!». Я в этом плане демонстративная личность и считаю, что надо подать эту ситуацию красиво. И точно для самой себя. Если ты относишься к этому нормально, то и другие начинают проявлять большее уважение, интерес. Можно сказать, относиться почтительно. Мне кажется, вот этот момент с возрастными беременностями очень четкий — ты все еще можешь родить ребенка! Огромный кайф, на самом деле, эти поздние беременности. Если женщина убирает тревогу, перфекционизм, можно получить очень большую радость.

 

— Поясните?

— У тебя есть эта молодость, ты можешь еще стать мамой! Это такие вещи, которые очень остро переживаются. Я слышала именно в «возрастную» беременность женщина говорила, что смогла, наконец, прочувствовать все, ощутить радость, удовольствие, необычность. И если это почувствовать, то и люди вокруг понимают, что это никакая не проблема.

 

— А какой максимальный возраст родов среди ваших знакомых?

— Есть такая, которая последнего ребенка родила то ли в 48, то ли в 50. Точно не помню. Она, правда, не жила в России, плюс активно практиковала йогу. И тело у нее было, конечно, не на этот возраст. Еще могу вспомнить двоих человек — 45 и 46 лет. Но это все люди, для которых поздний ребенок не был первым. Первородящих я встречаю в возрасте 40–42–43 лет. Им, конечно, бывает непросто. Но, как я уже говорила, скорее с точки зрения психологии: когда человек живет сам собой без детей столько лет с кучей сформировавшихся привычек.

 

«Реакция бывает самая разная»

 

— Вашей старшей дочери 23, а младшему сыну — 3 года. И вы писали у себя в блоге, что вашим детям достались совсем разные мамы. Какая из них — молодая или в возрасте — лучше?

 

— Непонятно. Это для меня большой вопрос. Молодой я была очень шустрая, энергичная, боевая, радикальная. Подход к детям был совершенно другим. Много энергии, но мало опыта. Я могла в один день ехать с ребенком в бассейн, потом на какие-то занятия, затем еще что-то делать по хозяйству, после пойти куда-то со знакомыми прогуляться. Был избыток всяких активностей, в том числе и очень хороших. Например, я тогда делала первую программу для родителей и детей. Но при этом я хуже умела выслушивать и находиться в состоянии покоя рядом с ребенком. Я резко реагировала на какие-то вещи. Я просто не знала, что дальше. У меня отсутствовал опыт, поэтому была энергозатратная для всех реакция на все. Сейчас все изменилось практически кардинально. Да, старшие получили больше каких-то событий, занятий. Но они сейчас смотрят, какая я с маленькими и говорят: «А вот ты с нами такая не была, ты не могла спокойно сидеть. Вот это не разрешала, вот этого у нас не было». То есть они наблюдают, как я веду себя с малышами, и им нравится. Я им говорю: «Да мы с вами спектакли ставили, елки проводили, что-то придумывали постоянно, руками делали». Они отвечают: «Да, это было классно, но и вот так нам нравится».

 

— Когда рожают в 40+ не первого ребенка, бывают сложности со старшими детьми, которые не понимают и не принимают это. Как с этим справляться, у вас есть совет?

— Да, реакция бывает очень разная: от большой радости, что будет малыш, до «зачем это?», «родители не ждите, помогать не буду» и тому подобного. Но они в своем праве. Это не их дети. Здесь важно хорошо подобрать момент и проговорить, как это повлияет на жизнь старшего/старших. Необходимо обозначить, какие произойдут изменения. И еще много зависит от возраста и темперамента ребенка. Самые сложные — младшие подростки. Они, в принципе, самые непредсказуемые. Поэтому если вы знаете, что реакция будет яркая, то пусть сперва говорит муж.

Они иногда переживают, что внимание мамы уйдет к малышу. Но ведь 18, 15-летние и груднички претендуют на абсолютно разное внимание. И вот это и надо показать — что мы с тобой будем прекрасно разговаривать, даже если он (малыш) будет у меня на руках. Мы прекрасно пойдем сходим на концерт, а он посидит с кем-то. Ну, не сразу после родов, а в каком-то обозримом будущем.

 

— А как складываются отношения у детей с такой разницей в возрасте в дальнейшем? Ваш опыт.

— Обычно как раз отношения со старшими детьми-подростками и маленькими становятся самыми чудесными и удивительными. Когда уже ребенок родится, когда будет понятно, что это милый малыш, у них просыпается что-то вроде родительского инстинкта. Но, конечно, при условии, что они не перегружены. Это от людей старшего поколения можно услышать: «Когда родился брат, я его воспитывал как няня». Сейчас такого не бывает. Обычно у старших совершенно символические обязанности, если они вообще есть.

 

Статья опубликована на сайте

Книга: Приручить дракона. Гнев в семье

Книга Екатерины Бурмистровой

Практическое руководство по управлению гневом, в ней рассматривается много примеров, дается много рекомендаций.

Надеемся, что она поможет читателям лучше понять природу гнева, механизмы его запуска не только у ребенка на разных ступенях его развития, но и у взрослого, а самое главное — поможет перестроить жизнь в семье таким образом, чтобы гнева и раздражения было меньше, а радости общения больше.

 

 

«Родить только одного ребёнка — очень страшно»

Правила воспитания 11 детей от психолога Екатерины Бурмистровой

 

Психотерапевт, мама одиннадцати детей Екатерина Бурмистрова о том, как находить время для себя в такой огромной семье, чем страшен детоцентризм и почему много — лучше, чем мало.

1. Мама-психолог — это отдельно мама и отдельно психолог. Конечно, я не говорю, что профессиональные знания совсем не применяются в семье, но эти позиции смешивать нельзя. Потому что это было бы нечестно по отношению к близким. С другой стороны, я не знаю, что было бы со мной и детьми без моего психологического образования. Я очень вспыльчивая от природы, и поэтому написала книгу про гнев. И онлайн-программу про раздражительность разрабатывала, потому мне самой была эта тема очень актуальна: куча маленьких детей, провоцирующих мою реактивность и эмоции. Но я живой человек, и у меня есть «ахиллесовы пятки». Как психолог я научилась отслеживать и понимать свои и детские реакции, характеры и индивидуальные различия. Но все мои теоретические знания заканчиваются в тот момент, когда я реагирую на ситуацию, как обычный человек. Иногда я даже думаю: вот тут психолог реагировал бы вот так, а я буду по-другому.

2. Дети психологов и педагогов всегда в зоне риска. В первую очередь, потому что это очень «выгорательная» профессия. Если человек не дозирует свою нагрузку в школе или с клиентами, он приходит домой и совершенно не хочет видеть детей, не готов быть внимательным и вообще с ними разговаривать. Потому что он этим занимался много часов на работе. Там, в рабочих кабинетах, у психологов и педагогов очень сильно напрягаются зеркальные нейроны — именно те, которые задействованы в родительских реакциях. Если у педагогов и психологов не происходит регуляции нагрузки, у них всё может быть очень печально дома. Потому что силы не бесконечны. И именно поэтому я сейчас ухожу от активной практики.

3. Гормоны беременности и лактации — это мощный наркотик. У меня 11 детей. Старшей 24 года, младшему — три. Сложно ответить, почему так получилось. Неправду говорить бесполезно, а правда настолько иррациональная, что понятна только многодетным родителям. Я люблю движуху и интенсивность. Пролактиновый цикл затягивает — он же даёт совершенно особенные ощущения. У мужа изначально был настрой на 3-4 детей, а потом процесс пошел — и я втянулась. Всё время было такое чувство, что это ещё не всё. Есть большая группа в фейсбуке для многодетных родителей, и там все описывают похожее чувство: как будто кого-то не хватает. Как будто чьё-то место за столом пустует. Но после 11 ребёнка стало казаться, что коробочка заполнена.

4. Мне было бы страшно иметь одного ребенка. Я единственный ребёнок в семье и как психолог много работаю с такими родителями. Это действительно страшно. Я думаю, я бы не справилась с одним ребёнком. Но это только моё ощущение — большой ответственности и больших рисков. Единственного ребёнка страшно потерять, и мне кажется, что это вообще неестественное количество. Но мы свой репродуктивный выбор не транслируем в массы, и вообще при такой экономической и социальной ситуации в стране призывать к многодетности неправильно.

5. «После трёх уже неважно, сколько детей» — это миф. Но после рождения пятого ребёнка действительно возникает другая система. Потому что 3-4 ребёнка — это лайтовый вариант. В Швеции, Германии, Америке такое количество вообще считается нормой. Но после пятого перестаёт работать обычная формула коммуникации и взаимодействия. И управляемости. Нужны другие качества — менеджерские и невероятная самоорганизация. Если ты не можешь построить работающую систему, то будешь выгорать и сходить с ума. Нужно хорошее системное мышление и отличный «процессор» у обоих родителей. Нужна способность к многозадачности: решать несколько вопросов, вести несколько диалогов. А ещё умение снизить планку по многим параметрам. Многодетные мамы — это незаурядные менеджеры, которые умудряются отлично выглядеть, работать и всё успевать. Это не заморенные и не замученные жизнью женщины. Лично я маньяк эффективности.

6. Я вырастила поколение эффективных трудоголиков. Однажды я посмотрела на своих старших детей и поняла, что они умеют работать, развиваться, а вот расслабиться и отдохнуть им сложно. К этому они прикладывают сознательные усилия. Если дети «перекормлены» всем с детства, они едут по жизни со сломанным двигателем. У них нет времени остановиться и понять, чего хотят именно они. Люди с гордостью говорят: у моего ребёнка расписание сложнее, чем у меня! А за этим чаще всего стоят родительские непомерные амбиции, а не желание ребёнка. Дайте ему шанс чего-нибудь захотеть. Я большой противник перегрузок. Они ничем не оправданы, более того, они дадут о себе знать. Так что не знаю, что получится из следующего поколения наших детей — возможно, расслабленные раздолбаи.

7. Детоцентризм — это очень вредно, но у семьи мало шансов его избежать.Можно обсуждать сколько угодно, но по сути это ничего не изменит. Если у вас единственный ребёнок — и он единственный для всей семьи, включая все поколения — он будет центром вселенной. Потому что как бы мы ни старались избегать детоцентризма, эмоциональная значимость такого ребёнка не будет уменьшаться, потому что он — венец и кульминация цепочки поколений. Умение распределять внимание формируется у родителей на втором ребёнке — так называемое двухканальное мышление. Сложнее всего один разделить на два, а потом уже проще. Поэтому два-четыре ребёнка — это гуманно-расслабляющее количество.

8. В первую очередь нужно находить время на себя. Вы — пилот корабля. Или водитель грузовика. Вы везёте пассажиров или очень важный груз. Вся команда от вас зависит — от вашей способности реагировать, от трезвости вашего взгляда, от вашей стрессоустойчивости. Ставя под удар себя, вы ставите под удар всех. Если хочется пойти на обучающий семинар для себя, а не в театр с ребёнком, всегда можно найти выход. Например, отправить с ребёнком другого взрослого. Я ухожу погулять одна. Когда чувствую, что устала и сейчас могу взорваться, я говорю детям: «Я очень устала или расстроена». Обычно они уже издалека видят моё состояние и тут же говорят: «Мамочка, ты устала, вспомни „Флай-леди“ и иди в ванну, сейчас мы тебе чай нальём». А иногда просто надо закрыть дверь в комнату и побыть одной.

9. В вопросах воспитания папа мыслит стратегически. Есть стереотип о том, что мужской мозг не способен к мультизадачности, поэтому с детьми они справляются хуже. Это миф. История политики и бизнеса показывает нам, что мужчины успешно проектируют и воплощают сложные механизмы и планы. У мужчин страдает бытовая мультизадачность, а стратегическая работает даже сильнее, чем у женщин. Обычно мужчины хуже помнят, где лежат детские носки с трусами, зато лучше могут спланировать стратегию их образования или продумать совместный отпуск. Там, где женщина начнёт суетиться, мужчина останется спокоен. Проблема обычно в том, что мамы отталкивают отцов от воспитания детей, а потом жалуются. В нашем обществе мамы перехватывают руль, но если брак гармоничный, то родители могут отлично дополнять друг друга.

10. Чем больше людей в семье, тем важнее соблюдать личные границы. При том, что у нас нет возможности каждому предоставить отдельную комнату, дети чётко знают, как важно помнить про границы друг друга. Чтобы взять чью-то вещь, нужно попросить разрешения. Мои дети, например, не донашивают вещи друг за другом. Я пришла к тому, что лучше купить несколько вещей, которые подходят каждому из них, потому что у них разный стиль и вкус — и я это поощряю. Конечно, самый маленький, которому три года, пока про границы не понимает и находится в стадии осознания. Так что в квартире периодически звучит: «эту игрушку не трогай», «синтезатор не твой», «сюда не лезь». Я сторонник того, чтобы у детей в этом смысле происходила саморегуляция.

 

Статья опубликована на сайте

 

 

Отзывы на статью участников группы «Клуб многодетных семей»

 

Тина: Катя, прекрасная статья. Как всегда, объемные идеи очень просто и четко сформулированы. Немного провокационности и много-много здравого смысла. Все как мы любим )) Спасибо!

 

______________________________________

 

Ольга: Ох, к фразе про «одного страшно потерять» будут теперь придираться:( хотя Вы явно не имели в виду того, что придирающиеся предполагают. А мне этот абзац показался очень важным-действительно с одним ребенком очень страшно и тревожно…

 

______________________________________

 

 

Natasha: Комментарии на меле в духе «всё, что может быть понято неправильно — будет понято неправильно»…

 

______________________________________

 

 

Вася: Очень здоровская статья. А фраза просто удобная, чтобы к ней прицепиться, если ты в принципе настроен против многодетных, мне кажется. Потому что ясно, что там, конечно, не о том совсем речь! Но, судя по тону комментаторов, они как-будто сразу не настроены были на понимание.

 

 

______________________________________

 

 

Майя: Катя, отличная статья! Очень мудрые и масштабные мысли, идущие от Вашего огромного опыта. Нам, многодетным, очень понятные.

 

______________________________________

 

 

Наталья: Если брать глобально, как продолжение рода, то один ребенок для рода -это риск! Поэтому иметь одного ребенка — это правда страшно! У меня один ребенок и порой приходят мысли, а если вдруг, что… и больше не сможешь родить, что тогда? Будет невыносимо и буду себя карить, что не родила еще. Но ведь можно и потерять не первого, а второго или вообще третьего, вот тогда ощущения что-то за столом кого-то не хватает будет неизбежно!
Мысли гоню прочь, но наверно нужно испугаться и родить второго)))
Хотя сейчас у меня нет ощущения , что за столом кого-то не хватает, а вот с рождением еще ребёнка на карьере точно придётся поставить крест.
Хотя моя тетя имеет одну дочь, у них прекрасные отношения, дочь замужем у нее тоже один ребенок (пока) и все нормально. Я знаю много семей, где ребенок один, и ничего ужасного нет. И знаю свою школьную подругу, у которой 5 детей- и это ужасно, вечное безденежье, отношения плохие.

 

______________________________________

 

Анна: Спасибо, Катя, очень хорошая и правдивая статья. А по поводу комментариев- часто бывает, что отсутствие собственного опыта заставляет занижать оценку другого опыта и мнения…

 

 

______________________________________

 

 

Наталья: Еще вчера прочитала статью и очень удивилась такой бурной реакции . Мне кажется, что фраза про страх скорее не причина, а повод выразить свои сильные чувства по отношению к женщине, которая, «имеет наглость» управляться с 11 детьми, тогда, когда многих наличие одного-двух подкашивает в эмоциональном, физическом и финансовом плане. Зависть и непонимание, как «нормальный» человек с такой нагрузкой может справляться. У нас четверо и я тоже пока еще не совсем понимаю как ))))

 

 

______________________________________

 

 

Julia: Прочла еще вчера. Очень по-доброму все восприняла, мы-то Вас знаем)) Думаю, что реакция — это либо боль (от невозможности иметь много детей по самым разным причинам, невозможности позволить себе даже думать об этом), либо недоумение, невозможность переварить вообще наличие нормальных в уме людей с 11 детьми.
И это же распространенное мнение, будто многодетным каждый отдельный ребенок не важен. Маме с одним ребенком трудно представить, какого это любить еще одного, и еще, и еще, и еще. И на фоне этого возникает ощущение 1) что у многодетных есть просто кучка детей, имена которых они путают, 2) что они немного того.
И если про 5детную маму скажут просто «Какая она смелая!», то про 11детную скорее скажут «Какая она сумашедшая». Ведь это не укладывается в голове никак. У меня 5 детей и мне трудно даже представить, какого это 10 родов. А маме одного-двух детей?

 

______________________________________

 

 

Мария: Статья прекрасная. Удивительно, как вам удается говорить даже о каких- то трудно обсуждаемых вещах и уметь показываь сто раз обсуждаемые темы в новом ракурсе.Не могла предположить даже, что может вызвать такие комментарии. И почему Mel в своих сетях не включит модератора, тоже не понимаю. Надеюсь , вы не дали себе пораниться об это все.

 

______________________________________

 

 

Irena: Меня всегда поражает именно употребление эпитета «ненормальные» однодетными в отношении многодетных. Только подчеркивает, как все сжились с искусственной нормой. Тогда как все наоборот — ненормальна, даже чисто биологически, ситуация повсеместной однодетности. А 10+ детей в долгом браке — именно нормальное положение вещей.

5 токсичных фраз, которые испортят жизнь вашему ребёнку

Обычно если родители говорят такие слова, значит, они потеряли над собой контроль. Возможно, родители устали, им нужна пауза, они должны разобраться в том, что их гнетёт по жизни. Поэтому нужно понимать, что отец или мать, которые говорят своему ребёнку: «Ты — ошибка моей жизни», немножко не в себе. Это не то, что он глобально думает или собирался говорить в начале разговора.

 

Обычно эти слова сказаны с очень высокой энергией. Красивые и одобрительные высказывания — «Ты — моё золотце!», «Какой у тебя хороший проект!» — подаются на низком уровне энергии. А фраза, например, «Я же должна была пойти на аборт» произносится на таком уровне энергии, что это запечатлевается гораздо глубже и очень сложно вычищается из памяти. Поэтому, если стало заметно, что родителя понесло, нужно просто перестать его слушать. Если ребёнок маленький, он не сможет остановить этот поток слов и будет очень сильно им травмирован.

Ко мне обращаются идеальные родители, которые очень переживают из-за потери контроля над своими эмоциями. В этом случае я предлагаю придерживаться простого правила: если вы наговорили своему ребёнку того, что совсем не собирались говорить, то найдите нейтральное время и обстановку, чтобы сказать ему, что вы на самом деле так плохо о нём не думаете. Извинитесь, объясните причину своего поведения и постарайтесь больше этого не допускать. У меня был курс про границы в отношениях с детьми, и там звучала такая фраза: «Со мной так нельзя», обычно она помогает тормозить этот бесконтрольный поток слов.

Типы отрицательных высказываний

Среди высказываний и слов, которые травмируют детей, можно выделить следующие:

«Ты — ошибка моей жизни»

Высказывания про нежеланность ребёнка — это травма номер один. Например, «Ты — ошибка моей жизни», «Я шла на аборт, а потом передумала», «Все не хотели, чтобы ты рождался». Эта информация не должна быть ребёнку транслирована, желательно никогда.

«Ты такой же, как твой отец»

Неотделимые клише в ругательствах родителей — это сравнение ребёнка с нелюбимым родственником. Например, с тяжёлым характером свекрови или с поведением отца, если был развод. К примеру, «Ты такой же, как твой отец», «Характером вся в свекровь».

«Посмотри на Петю, он всегда делает уроки вовремя!»

Все сравнения с более удачливыми детьми, будь то брат или одноклассница, сильно бьют по психике ребёнка, но всё равно эти фразы говорят родители. Примерами могут быть: «У тебя тройки по русскому, а Маша в твоём возрасте на олимпиадах побеждала», «Посмотри на Петю, он всегда делает уроки вовремя!»

«Ты — лентяй, и это не лечится»

Здесь родители выбирают черту характера ребёнка и делают её определяющей в его жизни. Например, «Ты — лентяй, и это не лечится», «Ну, с твоим характером ты замуж никогда не выйдешь».

«Ты занимаешься какой-то ерундой»

Начиная с качеств, родители могут плавно перейти на осуждение конкретного выбора ребёнка. Это может быть какое-то хобби или друзья, или книги, фильмы. Когда ребёнок становится взрослым, родители начинают отрицать выбор его профессии, выбор супруга. Это может наталкивать на более болезненные и травмирующие фразы о том, что жизнь ребёнка будет несчастная.

Путь к «токсичности» отношений

Такие слова могут быть маркерами проявления токсичности отношений. Термин «токсичность» сейчас очень активно популяризуется, поэтому люди его понимают несколько упрощенно. И любые отношения, в которых есть напряжение или какие-то трудности, люди причисляют к «токсичным».

Токсичность означает опасность, которая направлена в одну сторону. И эта опасность не краткосрочная, а долгосрочно развивающая во времени. Особенно активно это наблюдается в отношениях детей и не самых простых и милых родителей.

Отношения токсичны, когда человек после каждой коммуникации в этих отношениях чувствует себя хуже, чем обычно. Примером может служить мама Моники из сериала «Друзья». Это когда родитель, сам того не понимая, при любой обычной коммуникации наносит вред. Этот термин очень прост для описания первых уровней, когда только вы понимаете, что что-то не так. А если он используется как доминирующий, то человек оказывается в некотором тупике с точки зрения психотерапии.

Самое сложное в том, что «токсичность» нельзя убрать совсем, её можно только уменьшить. Дети долго этого не понимают, обычно они осознают свои отношения с родителями, когда уже выросли. И будучи взрослыми определяют своих родителей как «токсичных» и дистанцируются от них.

Психотерапия всегда полезна тому, кто понимает, что он — жертва, мишень в этих отношениях. Кроме психотерапии поможет глубокая искренняя беседа с друзьями, братьями, сёстрами, для верующих людей такими людьми могут быть священники. Когда вы расскажете эту историю, сформулируете её словами, то начнёте смотреть на неё со стороны, и она перестанет так сильно болеть.

Мини-книга: Первый год жизни ребенка

В мини-книге вы найдете ответы на самые актуальные вопросы, связанные с появлением нового члена семьи.

Узнаете, как:

  • подготовиться к родам и «настроиться» на ребенка
  • узнать, что надо ребенку на самом деле
  • помочь малышу наладить контакт с сенсорным миром матери
  • наладить спокойный сон, возможно совместный
  • различать типы детского плача
  • договориться с папой о его участии в заботе о новорожденном
  • научиться отдыхать без зазрения совести
  • проверить себя на послеродовую депрессию
  • понять, что не надо стараться быть идеальной матерью

 

Электронная книга: Поговорим о сексе: как сохранить супружеские отношения после родов

Как правило, в начале супружеской жизни у партнеров нет проблем с физической близостью.

Но бывает так, что со временем они начинают отдаляться друг от друга. На смену страсти и нежности приходит рутина. Часто так получается после рождения первенца. Молодой маме сложно принять изменения, которые  происходят с ее телом. Появляются страхи и комплексы. Растет стена недопонимания между супругами. Женщина склонна в такой ситуации погружаться в материнство, а мужчина – в работу.

О том, как не допустить охлаждения в паре, вернуть супругам яркие ощущения от общения друг с другом, вы узнаете из мини-книги опытного семейного психолога Екатерины Бурмистровой «Я же мать! Или куда уходит секс после рождения малыша».

 

Время после лета

Отдых — время чудесное , но..

Если семья провела 2-3 месяца в абсолютно разных режимах — мама с детьми на отдыхе, а папа на службе в городе- это не может не сказываться на отношениях в первые недели воссоединения семьи. Просто потому, что человек такое существо , он ко всему привыкает , приспосабливается, не может не привыкнуть.

Способность к адаптации, привыканию — одна из базовых способностей человеческого организма. И вот получается, что за месяцы лета все привыкли к нетипичному раскладу: мама к тому, что мужа нет рядом ежедневно, дети к тому, как ведет себя и что любит и требует папа, а папа к тому, что вокруг столько шума и забот , и вообще столько всего…

И чтобы «привыкнуть обратно» — тоже требуется время.

Период адаптации , он, как говорится , и в Африке период адаптации — от 3 до 6 недель. А это значит, что ребенок будет вести себя совсем не так, как обычно. Как же это может выглядеть?

Как ведут себя дети с папами, если долго их не видели

Младенцы после даже 2-3 недельного отсутствия папы могут отвыкать напрочь, боятся идти на руки, или участвовать в других ежедневных события, в которых привыкли участвовать папы. Обижаться и расстраиваться не стоит — дайте малышу время, и он «привыкнет обратно».

Детки постарше могут после летней разлуки не слушаться, как будто намеренно, папу к себе не подпускать , словно испытывая его любовь, провоцируя. Если вы столкнулись с таким поведением — помните, что для ребенка время течет иначе, детские дни в 2-3 раза длиннее, и малышу кажется что папы не было очень долго. А отсутствие в этом возрасте воспринимается как нелюбовь.

И опять же , нужно не обижаться: «Ну, это стал маменькин сынок (дочка)», а с пониманием подождать. Время работает на вас, а любовь ребенка к обоим родителям в этом возрасте безусловна. Ваши отношения могут стать гораздо более нежными уже через 2-3 недели, если не оставлять попыток входить с малышом в контакт — держать его на руках, читать и играть с ним, даже если он «бычится» и на ласку не сразу отзывается.

«Одичавшие»малыши

 

Если в летние месяцы у вашего ребенка было мало возможности общаться с другими детьми, вместе играть или хотя бы наблюдать за игрой других детей, то при возвращении в город малыш может начать отказываться гулять на детской площадке , знакомиться, делиться , то есть утерять те навыки социализации, которые были у него до начала летнего отдыха.

Для маленьких детей общение — это прежде всего практика ежедневных контактов. И умение свободно общаться может пропадать так же легко, как и свободное владение иностранным языком после большого перерыва. Идеально, конечно, для детей подобных «дырок» в общении не создавать. Но если лето прошло без общения, социальные умения хорошо бы при возвращении в город активно начать восстанавливать, не дожидаясь, пока у малыша проснется интерес. Ходить с ним на занятия, гулять в песочницу, иначе может закрепиться «стратегия одиночки».

Есть, правда , и нарушения общения иного рода — когда ребенок за летние месяцы как-будто перестает чувствовать дистанцию в общении и начинает подходить к другим детям слишком близко, вести себя навязчиво, нарушая границы личного пространства. Малыш изголодался по компании и хуже стал чувствовать обратную связь, реакцию на свое поведение. В этом случае старайтесь по возвращении в город общаться каждый день, и обязательно комментируйте ребенку его действия и реакцию на него других людей — как комментатор рассказывает о событиях футбольного матча, так и вы рассказывайте малышу , что происходит с ним самим и с отношением к нему других людей.

«Я выпала из жизни» или предосенняя депрессия мамы

Часто бывает, что незаметно для себя о время летнего отдыха от однообразия дней и недостатка взрослых впечатлений женщина впадает в депрессию. Конечно, наличие мобильной связи и интернета сильно сократило количество серьезных депрессий, но тем не менее, каждую осень множество мам, отдыхавших с малышами 3 месяца, и жившими только детскими интересами возвращаются в подавленном состоянии.

Мне кажется, важно «реанимировать» себя максимально интенсивно: устроить романтический вечер с мужем, сменить часть гардероба или прическу, созвать «девичник», сходить на выставку или в театр — куда угодно, лишь бы вы снова почувствовали радость жизни, ощущение наполненности событиями.

Свежий воздух — враг семьи?

Действительно ли всем семьям сложно после лета? В том случаем, если мама уезжала с детьми без внутреннего согласия и полного доверия мужу-сложно будет наверняка, обиды так или иначе начнут поднимать голову. И крайне желательно хотя бы неделю-другую провести вместе , предварительно нейтрализовав эти обиды и недоговоренности.

Трудно будет, если лето вы провели вместе с родственниками, отношения с которыми оставляют желать лучшего. Если ваша ситуация такова — постарайтесь обсудить подводные камни, и не выливать друг на друга эмоции, которые относятся не к вашим отношениям. Очень важно не обсуждать при ребенке сложности в отношениях со старим поколением, и крайне желательно не ссориться при нем.

Что бывает, если на море вы активно мыли кости мужьям или «границы семьи»

Распространенный вариант отдыха — «вместе с подругами и детьми, но без мужей», и у него действительно масса достоинств. Дети и мамы не страдают от недостатка общения, отношения с родственниками не напрягаются, папы могут спокойно работать. Но у сугубо женского отдыха есть одна фактически неизбывная особенность: все обсудить, обо всем поговорить, раскрыть друг другу все секреты. Так мы, женщины , привыкли общаться с отрочества, делая подруг самыми близкими и доверенными людьми. Но у семейной жизни свои законы, и открываем мы их нередко на собственном неприятном опыте, пустив подруг в «святая святых» брака, рассказав им слишком многое про отношения с мужем, почувствовав потом напряжение или охлаждение.

Есть простой закон — в супружеских отношениях каждый третий — лишний. И наверняка интуиция останавливала вас в слишком откровенных беседах, но ведь дамы так любят поболтать…
Итак, если это случилось с вами, не удивляйтесь временной сложности или неловкости. Дайте себе твердое обещание больше таких разговоров не вести, отстраните подруг, ставших слишком близкими, и со временем гомеостаз восстановится. Важно постараться разработать индивидуальные «меры сближения».

Рекомендации:

  • Помните, после любой разлуки всем членам семьи потребуется времяна восстановление близости и естественности отношений. Какое — зависит от пола, возраста, темперамента.
  • Если летние месяцы были чем-либо осложнены ( обидой, непростыми для вас обстоятельствами) — думайте о том, что поможет вам и партнеру восстановиться.
  • Поговорите о чувствах, разгребите завалы и порадуйте себя чем-то особенным.
  • «Работа по отдыху» детей может быть тяжелым испытанием.
  • Если вы или ребенок изголодались по общению, примените «меры интенсивной терапии», подождите несколько недель, и все придет в норму
  • Сделайте выводы для себя и запишите их, обсудив о возможности с мужем — следующим летом пригодятся!

Школа, спорт, рисование, математика – когда в семье один ребенок и три комплекта бабушек

Существует четыре фактора, которые нужно учитывать родителям при составлении плана дополнительных занятий:

  • возраст ребенка
  • потенциал ребенка, количество сил, его психофизический тип, устойчивость, способности
  • ресурсы родителей. Это ресурсы эмоциональные, физические, материальные, организационные
  • еще один фактор – это сколько ресурсов у семьи в целом, не только у родителей.

 

То есть, думая о дополнительных занятиях, надо смотреть на то, каково это будет ребенку и, прежде всего, каково это будет семье.

 

Здесь есть два типа потенциальных рисков. Первый – это когда ресурсов у семьи слишком много, больше, чем ребенку нужно. Возьмем максимально неправильное сочетание факторов – ребенок маленький, сам еще не очень хочет и может, а ресурсов у семьи много, поскольку он один в семье с тремя комплектами бабушек. И при таком количестве взрослых на одного нересурсного ребенка его можно очень сильно перегрузить, и это окажется для него крайне неполезным. Потому что не возможности, не интересы и способности ребенка оказываются в центре внимания, а амбиции взрослых.

 

Может быть противоположная ситуация. Чаще у многодетных или малообеспеченных родителей случается, что наоборот, ребенок способный, с высокой обучаемостью, но у семьи нет никаких ресурсов. Нет сил, нет денег, нет здоровья, все круги дополнительных занятий уже пройдены со старшими детьми.

 

Не могу сказать, что вреднее. Казалось бы, вторая ситуация – более печальная. Но она сохраняет желание что-то делать, и потом ребенок, когда сможет, возможно, все нагонит.

 

Ситуация, когда слишком много, похожа на гипервитаминоз, который опаснее, чем авитаминоз.

 

Потому и важно с каждым ребенком рассматривать именно его индивидуальную траекторию. Скажем, в семье второй ребенок. С первым – была одна траектория по дополнительным занятиям. Кажется, что путь пройден и семья такую траекторию может потянуть. Но подрастает второй ребенок, и оказывается, что такая траектория внешкольных нагрузок не подходит. Потому что это другой ребенок, изменился возраст родителей и изменилось видение того, что полезно и нужно.

 

Если с первенцем возникает интеллектуальная и спортивная гонка, и на него обрушивается все, то в случае вторых и последующих детей ситуация развивается с некоторым запозданием. То есть даже вроде можно было бы больше, но уже не так интересно, не так важно, в это уже родители играли.

 

Мне кажется, нужно отличать свои амбиции по поводу ребенка от его потребностей, желаний, возможностей.

 

Какой должна быть эта индивидуальная траектория, смогут сформулировать только родители на семейном совете. Именно им определять, что они хотят, что считают правильным для этого конкретного ребенка в конкретном возрасте.

 

Подчеркиваю – этот вопрос не должна решать одна мама. Часто вопрос о дополнительных занятиях узурпируется, а папа оказывается в стороне, выступая только спонсором всех этих бесконечных кружков. Но мужчины чаще гораздо более здраво относятся к нагрузкам для маленьких детей и более стратегически настроены.

 

Детский сад и занятия вечером – это как две ставки

Есть вопросы развития детей, вокруг которых общественная истерия наблюдается уже давно. Например, иностранный язык детям начинают предлагать не тогда, когда они уже созрели для этого, а когда мама сочтет нужным, не ориентируясь ни на возрастные, ни на личные особенности ребенка.

 

Но иностранный язык лучше начинать изучать не раньше трех лет, а то и четырех – для детей с замедленной речью. Можно и после семи лет. В любом случае до семи – только игровые формы изучения языка. Остальное будет только вредить.

 

Для детей, которых не планируют отдавать в детский сад, начиная с трех лет очень важны какие-то занятия, где бы они находились без мамы хотя бы пару раз в неделю, чтобы ребенок мог научиться «работать» в формате группы.

 

Если ребенок ходит в детский сад, картина совсем другая. Очень часто у меня на консультациях оказываются дети с невротическими признаками, и мы начинаем с того, что смотрим расписание ребенка. Часто оказывается, что ребенок страшно перегружен. Ему три с половиной года, а он каждый день ходит в обычный детский сад, а после, поскольку мама переживает, что вышла на работу и ребенок не развивается, она его еще по вечерам водит раза по четыре на занятия. Или это делает бабушка. В итоге – возникает перегрузка. Надо понимать, что, скажем, до пяти лет детский сад – это полноценная работа. Все, что сверх – как вторая ставка.

 

Сейчас наблюдается тенденция в отношении дошкольников и младших школьников – дать им как можно раньше как можно больше. Это все еще работает замедленная бомба утверждения «после трех уже поздно».

 

Но в итоге, от этого перегруза до школы и в начальной школе, у ребенка возникает большое отторжение ко всем занятиям.

 

Дошкольника и младшего школьника нельзя перегружать и перестимулировать. Как ни странно, особенно это сказывается на тех, кто очень хочет заниматься. Есть дети, которые ходят на три кружка, но говорят, что хотят заняться чем-то еще. Такие дети по вечерам – очень возбуждены. Могут появиться покусывания губ, сгрызание ногтей, нарушение сна, истеричность. Все из-за перегрузки, которую ребенок сам не чувствует, не осознает, а потому хочет еще занятий.

 

Родителям нужно помнить о том, что ребенок регулировать свою нагрузку не очень в состоянии до подросткового возраста, до 12–13 лет, да и тогда под вопросом.

 

Я обычно в разговоре с родителями привожу простой пример. Например, съесть один банан – хорошо, а съесть 20 бананов – совсем плохо, и съесть 7 – тоже не хорошо. Хотя бананы сами по себе хорошие. Причем у кого-то, скажем, от 3 бананов будет расстройство пищеварения, а кому-то и 4 будет нормально. И вопрос дозирования в руках взрослых. Это очень важно, особенно для детей, которые склонны перебирать нагрузку. Важно и самих детей учить определять порог усталости.

 

Показатели, не чрезмерна ли нагрузка – это вечер рабочего дня, вечер пятницы, конец четверти или триместра.

 

 

Он терпеть не может учиться, хочет только посидеть и послушать аудио

Если говорить о том, какой кружок, занятие выбрать, то, наверное, не стоит забывать о спортивных секциях. Мы все, а особенно жители больших городов, живем в ситуации гиподинамии, интеллектуальных перегрузок. В эпоху, когда мы работаем головой, занятия спортом – почти как гигиена, почти как почистить зубы.

 

Когда ребенок пошел в школу – ему необходимы какие-то занятия, связанные с движением. Надо понимать, что просто спортивные секции, как «что-то, связанное с движением», и профессиональный спорт – это разные вещи. Профессиональный спорт – большая нагрузка, которая, по идее, не должна монтироваться больше ни с чем. Картина, когда ребенок сначала учится в школе, а потом всю вторую половину дня тренируется, как взрослый – неправильная. Это мина замедленного действия. Сначала у вас будет ребенок с высокими показателями, с высокими достижениями. Перегрузки сказываются совсем не сразу, где-то в подростковом, старшем школьном возрасте, в общей астенизации нервной системы.

 

Мой опыт, и профессиональный, и родительский, говорит о том, что до подросткового возраста ребенка лучше немного недокормить нагрузками, чтобы сохранялось желание чем-то заниматься уже сознательно и дальше. Если перекормить – перегруженный ребенок в подростковом возрасте просто сбрасывает нагрузку. Несильно нагруженный ребенок начинает в подростковом протесте нагрузку добирать. Но это не значит, что все время до этого он может быть полностью расслаблен, как тюлень, и совсем ничем не заниматься. Иначе в подростковом возрасте может быть полный отказ от любой деятельности.

 

Так что нагрузку дошкольника и младшего школьника нужно выстраивать с учетом подросткового возраста и дальнейшего взросления. Думать не про год, а про весь период.

 

Да, сейчас ребенку пять лет, и он не может сопротивляться. Вы его ведете сначала на спорт, потом на рисование, потом на английский. И все хорошо: он неплохо рисует, прекрасно плавает и умеет понимать английский на слух. Да, все у вас вроде бы получилось. Это тактические последствия. Теперь посмотрите на стратегические последствия. Он не играл, не гулял, у него сокращены какие-то сферы контакта со сверстниками, а еще он терпеть не может учиться, у него только одно желание – посидеть и послушать аудио, и это совершенно нормальная реакция.

 

Но если ребенок совсем ничем не занят, он приходит домой и только смотрит мультфильмы, есть опасность виртуализации, когда для ребенка станет значимым виртуальный мир, а не реальная деятельность.

 

Так что важна та самая «золотая середина». До полового созревания ребенок не должен сильно переутомляться с точки зрения нервной системы. Должна быть здоровая нагрузка, но не перегрузка.

 

Для ребенка-дошкольника необходимы минимум три наполовину свободных дня в неделю, кроме выходных. Основное, что ребенок должен делать, кроме детского сада – это играть, в том числе в ролевые игры, общаться с родителями, а не бегать, как робот, по занятиям.

 

Для младших школьников нужно хотя бы два в неделю свободных вечера, без дополнительных занятий, а лучше, как и у дошкольников – три. Воскресенье – полностью свободный от занятий день. Очень часто родители, которые не успевают в будни, на субботу, воскресенье планируют несколько кружков.

 

 

Сделайте выбор: спорт и то, что очень просит

Так что же все-таки выбрать? Как я уже сказала, спорт – гигиенический минимум. Плюс то, что ребенок очень просит и к чему явно имеет способности. Скажем, поет или рано считает. Это нужно попытаться поддержать, если есть возможность. Если возможности нет, сегодня существует много вариантов обучения онлайн. Я не сторонник виртуализации, но в некоторых случаях занятия в какой-нибудь онлайн-школе математики порой стоят поездки в другой конец города. Хотя, конечно, живой контакт с преподавателем лучше, чем виртуальный. Здесь нужно смотреть на то, с чего мы начали – сколько лет ребенку, каковы его возможности и возможности семьи.

 

Очень здорово, если ребенку в дошкольном детстве удастся как-то позаниматься творческими вещами: рисованием, лепкой, аппликацией, скульптурой – это тот возраст, когда развиваются именно творческие способности, идет формирование интеллекта. То есть я за то, чтобы в этом возрасте развивать ребенка в творчестве, а не нагружать логикой и так далее.

 

Важный момент – всю жизнь мы учимся не чему-то, а у кого-то. Здесь роль мастера, роль педагога в большинстве случаев выше, чем содержание занятий.

 

Скажем, если вы знаете, что у вас потрясающий человек преподает, например, какое-нибудь выжигание или основы физической подготовки, и это вас совсем не привлекает, а вы мечтаете отдать ребенка на ушу, то все-таки лучше отдать к хорошему педагогу.

 

Причем важно, чтобы занятия были максимально близко к дому, желательно в шаговой доступности, без лишнего трафика.

 

Устал или не хочет – быть гибкими, чтобы понять

Бывает, что ребенок просто устал, но занятия бросать бы не хотел, ему нравится, получается. Но вот в какой-то момент он не хочет идти именно из-за усталости. А бывает наоборот, ему не нравятся занятия, он начинает придумывать поводы избежать их. Понять степень усталости: не перегружен ли ребенок, усталость это или просто манипуляция – способны только родители, это вопрос сугубо индивидуальный. И, как ни странно, особенно родители-трудоголики часто не могут разобраться, насколько устал ребенок. Скажем, если мама у себя не видит порога усталости, она не видит и у ребенка, и ребенок не учится его распознавать.

 

В сентябре все бодро начинают заниматься, набирают миллион нагрузок, потом в ноябре, декабре сдуваются, в марте могут приходить к полной астении. Тут влияют ритмы учебного года, климат средней полосы. Мы в августе не можем представить себе количество сил, которые у нас будут в декабре.

 

Чтобы благополучно дойти сначала до зимних длинных каникул, а потом и до лета, нужно рассчитывать силы – где-то дать ребенку немного поболеть, что-то пропустить, не бросая. В это время подкормить ребенка витаминами.

 

Иногда ребенок может манипулировать: покашливать, хвататься за живот, чтобы не ходить на занятия. Здесь тоже нужен подбор индивидуальной стратегии.

 

Проявлять гибкость – хороший способ научиться видеть нагрузку ребенка, научить его отдыхать, расслабляться, восстанавливаться.

Сказать, например, однажды: «Давай мы пропустим, и ты поиграешь дома». Или: «Сегодня мы поедем вот сюда, тут важное занятие, но в школу придем к третьему уроку, договоримся с учителем». То есть не быть такими винтиками машины, а понимать, что личное выше общественного, что мы можем эти жесткие системы адаптировать под себя, и никто на самом деле не будет против. Если быть в диалоге с учителем, с педагогом, то обычно они понимают, что идет спад, надо ребенку помочь.

 

Иногда можно сказать: «Да, тебе не хочется идти на сольфеджио, на тренировку, но давай ты сделаешь усилие, а мы тебе добавим еще 10 бонусов, и ты потом быстрее сможешь купить себе игру, которую давно планировал». А где-то надо иначе: «Все, не идем. Я вижу, что у тебя глаза усталые».

 

Часто из-за перегрузок стартуют спонтанные головные боли, которые потом долго лечат. Нужно не гонять ребенка, как солдатика. Время, когда он будет работать, впереди, вы должны его к этому подготовить и не перегрузить.

Статья опубликована на сайте

Программа: Тайм-менеджмент школьника

7 причин участвовать в курсе «Легкий тайм-менеджмент от мамы 11 детей»

Легкий тайм-менеджмент от мамы 11 детейСкоро осень, а с ней и рост нагрузок — на детей, мам, пап и даже бабушек и дедушек. Из загорелых и отдохнувших многие превратятся в озабоченно-хмурых. А как иначе? Иначе — вполне реально, если этому научиться!

На новом курсе «Легкий тайм-менеджмент от мамы 11 детей» вы узнаете, как сохранять спокойствие и комфортный темп жизни, даже когда дел у вас невпроворот!

7 причин, по которым стоит участвовать в курсе:

  1. Его ведет практик — мама 11 детей Екатерина Бурмистрова. Все инструменты опробованы лично!
  2. Вы получите лишь 30% теории и 70% методик и лайфхаков.
  3. Курс идет не первый год, и настоящий вариант — плод большой работы: в него вошло все самое полезное, с учетом обратной связи от участников предыдущих потоков.
  4. Вы узнаете, почему традиционные правила тайм-менеджмента, которые пришли к нам из бизнеса, совершенно не работают в семье. И перестанете себя ругать за то, что у вас раньше не получалось.
  5. Чувство вины за вечное неуспевание уйдет благодаря специальным методикам — вы отпустите все, на что вам никогда не хватало времени.
  6. На курсе вы узнаете работающие способы подключения семьи и даже самых маленьких детей к домашним делам, что разгрузит вас.
  7. Каждый участник проведет самодиагностику и установит свой ритм, в котором будет легко жить.

Курс стартует в сентябре 2018 г, и сейчас у вас есть возможность купить его по льготной ранней цене: на 10-40% дешевле!

Есть возможность пройти курс с письменными практиками и личным общением с Екатериной.

Книга: Растем с дошкольником: воспитание детей от 3 до 7 лет

Период 3-7 лет – особый возраст в жизни ребенка. Именно тогда формируется его личность, закладываются основы навыков общения – с родителями, сверстниками, окружающим миром.

Родителям дошкольников часто трудно сориентироваться в огромном информационном потоке, посвященном «правильному» воспитанию детей этого возраста.

Новая книга известного семейного психолога Екатерины Бурмистровой, посвященная взаимодействию родителей с детьми-дошкольниками, содержит огромное количество ответов на вопросы – как разумно организовать жизнь семьи в этот крайне важный период взросления детей и сделать ее по-настоящему счастливой и наполненной.

  • Чем непослушание отличается от плохого поведения
  • Как научить делиться
  • Как преодолеть агрессию
  • Как наказывать
  • Как приучить к домашним обязанностям
  • Как подготовить к школе – эти и многие другие вопросы рассматриваются на базе огромного материала, полученного благодаря собственному опыту воспитания детей и многолетнему успешному опыту семейного консультирования.