Онлайн-школа Михаила и Екатерины Бурмистровых

Личный кабинет
Поиск
Корзина

«Отдай мою машинку!» Что делать, если братья и сестры ссорятся из-за игрушек. И два правила, которые помогут играть вместе.

Брат отнимает у маленькой сестры своего любимого плюшевого медведя. Мальчик уже подрос, но эта игрушка ему дорога. Что делать родителям? Отрывок из книги «Раздражительность. Методика преодоления» Екатерины Бурмистровой, которая вышла в издательстве «Никея».

Сокровища, а не мелочи

Обычно детские ссоры вспыхивают из-за мелочей. Впрочем, такой вывод можно сделать, лишь рассматривая ситуацию с точки зрения взрослых.

У ребенка ведь, по сути, ничего нет — это у нас есть биографии и старинные друзья, дорогие сердцу книги и памятные фотографии, шкафы с любимой одеждой и обувью… Мы обросли воспоминаниями и вещами, а у ребенка — всего лишь любимый стеклянный шарик, который он спрятал под подушкой. Мы завалили своих детей дорогостоящими развивающими игрушками, но вещей, с которыми они себя по-настоящему ассоциируют, у них совсем немного.

В многодетных семьях игрушки дарят подчас всем детям сразу, не определяя заранее, что кому будет принадлежать. Ведь желание ребенка завладеть тем, что «по праву» принадлежит другому, расценивается взрослыми как очевидно провокационное поведение, как действия, предпринимаемые «специально и назло».

Родители всерьез опасаются, что дети, рассорившись, навсегда перестанут дружить, самим же детям ситуация видится совершенно иначе.

Для них то, что принадлежит другому, — прекрасный аленький цветочек, нечто необыкновенно соблазнительное и притягательное. При этом степень ярости обиженного «собственника» напрямую зависит от значимости для него предмета, на который, по его мнению, посягнули.

Необходимо выделить вещи совершенно неделимые, например:

  • игрушка, с которой ребенок всякий раз укладывается спать;
  • вещи, подаренные ему на день рождения, на именины, на Новый год или на Рождество;
  • коллекция.

Все эти предметы окрашены особыми эмоциями, им сопутствует особое отношение ваших детей. Прежде всего родителям надлежит разобраться, из-за чего именно происходит конфликт: идет ли речь о чем-то безусловно неделимом, о пресловутом «неразменном пятаке», или о вполне обычной, заурядной с точки зрения ребенка вещи.

 

Все игрушки в доме — общие

Происходящее с детьми, как правило, — отражение отношений их родителей. Если жена ни в грош не ставит вещи, которые почему-то (зачастую совершенно непонятно почему!) особенно дороги мужу, или, наоборот, муж позволяет себе пренебрежительно судить о любимых вещах супруги, детям сложно будет привить уважение к чужой собственности.

Рекомендую выработать некий свод нехитрых, но тем не менее незыблемых правил. Например, таких:

Все игрушки в доме — общие, но за каждым из детей остается безусловное право на личные вещи.

Иногда старший может раскапризничаться: «Это мой мишка, я его никому не отдам!» — хотя он ему давно уже не нужен. Такое правило соблюдать непросто, ведь старшие дети помнят, как им когда-то всё это подарили.

Ими овладевает мысль: пока я был один, все шло прекрасно, а потом появился тот, с кем мне приходится делиться, отдавая любимые вещи!

Проблема состоит еще и в том, что около 70% детских вещей приобретались именно для первенца! Тогда младенцу родные и близкие надарили столько всего, что младшему и покупать-то вроде бы ничего не нужно.

Иногда проблема общих игрушек стоит в семье не так остро, поскольку у детей большая разница в возрасте. 

Если вам удается сгладить конфликт — прекрасно, если же ваш ребенок окажется не в меру «хозяйственным» и прижимистым и к своим вещам будет относиться чрезвычайно трепетно, дайте ему пустой картонный короб из-под телевизора или микроволновки и скажите: «Вот тебе коробка! В ней и храни своих мишек и свои машинки, раз не хочешь дать поиграть с ними малышу». Вы стабилизируете обстановку, продемонстрировав, что все эти вещи вообще изымаются из оборота.

Ну а дальше возможны различные варианты развития событий. Одним детям становится стыдно, и они совершенно искренне заявляют: «Всё, это уже не мое, а мне подарили новое!» — и легко уступают право собственности, другим сложно расстаться даже с той одеждой, из которой они давно выросли.

На самом деле вопрос состоит в том, ассоциирует ли себя ребенок с какой-то вещью или нет. В любом случае такая реакция — это не пустые детские «заскоки».

Не судите детей с точки зрения умудренных опытом взрослых! Постарайтесь сделать так, чтобы «сокровища» по праву принадлежали их хозяевам: у тебя — свои, а у тебя — свои. Сама по себе собственность не делает ребенка жадным, зато ее отсутствие порождает бесконечные ссоры между братьями и сестрами.

 

Это мишка сестры? Сначала попроси

Когда кому-то хочется поиграть с чужой игрушкой, ему следует прежде всего попросить разрешения у ее хозяина. Если хозяин не разрешает — значит, быть по сему. По первому требованию хозяина игрушка должна быть с благодарностью ему возвращена.

Кстати, положение значительно осложняется, если в семье растут именно двое детей. Такой вариант предполагает наибольшую частоту и накал столкновений. Каждому кажется, что брата или сестру родители любят больше, чем его.

С появлением третьего ребенка конфликты, как правило, теряют былую остроту: дети в этом случае формируют некоторую команду. 

Из-за чего ссорятся дети? Как правило, либо из-за того, что им не удалось поделить что-то, например, игрушки, сладости или родительское внимание, либо когда один ребенок мешает играть другому, «ломает» чужую игру. Во всех таких случаях взрослые вынужденно уподобляются канату, который каждый из детей старается тянуть на себя, или играют роль арбитра и посредника при разделе имущества.

Есть немало людей, которых процесс любого раздела сразу выбивает из колеи. Говорили ли вы с детьми о том, насколько нелегко вам приходится, если вы относитесь к этому типу? Я называю такой прием «самораскрытием родителей» и считаю его мощнейшим педагогическим средством, прекрасно действующим на детей, которые уже приучены слушать. Мы рассказываем им о массе самых разных вещей, стараемся впихнуть в них невообразимое количество информации, а вот главное подчас упускаем из виду.

Учитывайте при этом, что по крайней мере до трехлетнего возраста объем лексики, воспринимаемой детьми, крайне ограничен и, как следствие, взрослые лишаются привычного инструментария. В речи ребенка должно присутствовать местоимение «я», а сам он — воспринимать себя в качестве активно действующего субъекта. Ему должно быть доступно понимание относительно сложных грамматических конструкций, которые вам придется употреблять.

В любом случае не нужно перегружать детей чувством вины за ваше состояние. Просто им полезно знать, что́ именно и почему вам не нравится.

Упомяну и о другом весьма существенном моменте: говорить с ребенком (да и со взрослым человеком) об одном и том же можно ограниченное количество раз, в противном случае даже самые важные вещи перестают восприниматься как по-настоящему значимые. Подобно спортивным соревнованиям, в вашем распоряжении — максимум три подхода, но никак не тридцать три, иначе слова неизбежно превратятся в «звуковой фон».

После третьей попытки к той же теме можно возвращаться только по просьбе ребенка. Иногда помогает любимая история, при воспоминании о которой он ведет себя лучше («Мама, расскажи, как мы с сестрой дружно жили на даче!..»).

Тем не менее повторы неизбежны и даже необходимы. В отличие от взрослого, который с первого раза усвоит: в этом месте лучше не парковаться, а то штрафа не миновать, — у детей причинно-следственные связи формируются довольно долго. Им действительно требуется определенное время на то, чтобы понять, где можно оставлять свой велосипед, а где делать этого не стоит.

 

Статья опубликована на сайте

Бесплатный вебинар «Микропрактики заботы о себе»

“Микропрактики заботы о себе” — бесплатный вебинар о том, как маме маленькими шагами восстановить свой ресурс

За день мамы решают столько проблем: что приготовить, во сколько забрать из школы, как помочь с задачей, почему пришел без настроения, у всех ли есть чистые рубашки, когда украшать дом к новому году, почему опять пора мыть полы…. И все это — в режиме многозадачности.

 

Как маме как позаботиться о себе, чтобы не выгореть и оставаться в ресурсе?

УЗНАТЬ ПОДРОБНОСТИ >>> https://burmistrovschool.tilda.ws/veb_mikropraktiki

На вебинаре в поддерживающей обстановке вы:

  • найдете подходящие для себя способы отдыха 
  • научитесь делать паузы и выдыхать
  • поймете, как предотвратить эмоциональное выгорание и не превратиться в раздраженную дерганную маму
  • сможете найти время на отдых и объяснить родным важность вашей перезагрузки
  • почувствуете тепло и заботу 

ЗАПИСАТЬСЯ НА ВЕБИНАР >>> https://burmistrovschool.tilda.ws/mikropraktikileto

 

Хотите в преддверии вебинара про подростков подкину вам одну, на мой взгляд, спасительную мысль?

Она, возможно, прозвучит  пугающе, но будет полезной.   

 

Итак, переходный возраст —  это не момент, а процесс. Стоит с самого начала заботиться о себе. Вам нужно достаточно кислорода на этот длинный заплыв. Нет смысла ждать, что вот завтра станет полегче. Завтра станет как-то еще, это точно, но заботиться о себе надо уже сегодня. 

 

Будет по-разному. Будет сложно и будет весело. Будет пугающе и будет вдохновенно. И вы точно справитесь. Это закончится и рядом с вами будет новый взрослый, который вас понимает. Ну а пока — запасаем кислородные баллоны на долгий трип. 

 

Заправка баллонов — 29 июня в 20.00

Приходите! 

Жду на бесплатном вебинаре  “Ловушки переходного возраста “ >>> https://burmistrovschool.tilda.ws/veb_lovushki

Помните, как вы ругали себя за то, что злитесь на младенца?

Потом научились справляться и этот этап прошел. А теперь… взрослый! порой выше вас ростом! с басом! малыш бесит так, как это мало кому в вашей жизни удавалось. И что? Снова злиться? 

Давайте так: и злиться тоже нормально. Это одна хорошая новость. А вторая хорошая новость, что вы научитесь с этим справляться так же, как научились справляться сначала с младенцем, а потом с трехлеткой. 

 

Кстати, разрешить себе злиться  — это уже очень полезное действие. Когда-то меня могла взбесить одна из моих дочерей категоричностью взглядов и выборов. Я могла по учебнику объяснить почему с ней все нормально, но злилась все равно. В какой-то момент я сказала себе, что  — “ок, я злюсь. И это так”. Как по мановению волшебной палочки, уже с этого момента общаться нам стало легче. Потом нашлись слова и способы договориться. Но сначала была злость. 

 

Рассказывать такие и другие истории я могу бесконечно. Но главное не это, а те выходы, которые я нашла для себя и своих клиентов из “подросткового клинча”. 

Расскажу об этом на БЕСПЛАТНОМ вебинаре 5 июля в 20.00 “Ловушки переходного возраста” >>> 

https://burmistrovschool.tilda.ws/veb_lovushki

Кого ждать? 

Расскажите, как вы сейчас с подростками своими?

Думаю сегодня о том, что к психологу редко приходят в состоянии счастья

Поэтому я регулярно наблюдаю на практике разные истории несчастья. Одной из них хочу с вами поделиться (разумеется, детали изменены, а разрешение на публикацию получено). 

Итак, ко обращаются родители. Старшая девочка в состоянии сильного невроза, с суицидальными мыслями и, в общем, по-хорошему пора госпитализировать. У родителей кроме нее еще трое детей — братья-погодки — рухнувший бизнес и ипотека.

Девочка-отличница, спортсменка, мамина помощница и все что вы еще можете себе дорисовать до идеального портрета. Такими детьми принято гордиться и ставить в пример другим. Младших заберет, на спорт отведет, а в перерывах успевает свои уроки сделать и никогда не перечит взрослым. С родителями отношения отличные, доверительные… 

Так откуда же невроз? В чем дело и почему она теперь не хочет жить?

Начинаем разбираться и я понимаю, что девочка абсолютно убеждена: родители без нее не справятся. И она не может ни на минуту расслабиться. Плюс она один раз слышала, как мама сказала папе, мол, разведемся. Поэтому теперь она еще и пытается спасти семью от развода.  

Родители не посылают ей сигналы: ты в безопасности, ты можешь быть ребенком. Уже по письму от родителей мне было понятно, что ребенок пытается быть еще одним родителем, а взрослые этого не понимают. На встрече с девочкой моя идея подтвердилась. И это и оказалось ключом к решению… 

Очень важно не довести своего старшего ребенка до такого состояния и заметить это раньше. И ужас в том, что родители в этой ситуации вообще не виноваты. Они реально не видят того, что происходит. 

Как увидеть и как изменить ситуацию до того, как она станет критичной? Жду сегодня в 21-00 на онлайн-встрече, где поговорим о сложностях старших детей.  

https://lists.ekaterina-burmistrova.com/klubmnogodetny

Три ошибки, которые нормальные родители невольно делают со старшим ребенком

  1. Ждать, что старший поймет ваше состояние и как вам тяжело иногда
  2. Ждать, что старший ВСЕГДА будет вести себя как взрослый
  3. Перегружать старшего ответственностью и помощью с младшими и не замечать этого

С первенцем весь очень трепетно, и вы наверняка помните каждое его новое достижения

Первый шаг

Первое слово

Первую прочитанную фразу

Любовь к первенцу просто зашкаливает

Но почему же так много ваших отрицательных эмоций может быть связано именно с первенцем?

 

  1. Ошибка 1

Ждать, что старший поймет ваше состояние и как вам тяжело иногда

Когда сложно, и когда кончаются силы очень хочется, чтобы хоть кто-то это понял. А старший ребенок часто – единственный «взрослый», который рядом.

Муж на работе или вообще

Вы одна с двумя или больше детьми. И старший оказывается крайним.

 

2. Ошибка 2

Ждать, что старший ВСЕГДА будет вести себя как взрослый

Да, вам иногда очень трудно, я понимаю каково это – когда двое или трое детей .

И в такие моменты вы нуждаетесь в том, чтобы хоть кто-то вел себя «как взрослый»

И старший да, ведет. Большую часть времени или иногда.

Вам даже могут говорить «какой он у вас взрослый и сознательный. Настоящий помощник( ца)»

Старший может накормить-уложить-выгулять младших, и вы без этой помощи совсем загнулись бы.

Хорошо? Естественно? Тут есть вопросы..

Детство вообще то для того, чтобы быть ребенком.

Если иногда без помощи старшего никуда – это один вопрос.

А если он реально у вас на ставке няни – это другая история.

И главное – именно ждать, что будет как взрослый, неполезно, думаю я.

 

3. Ошибка 3

Перегружать старшего ответственностью и помощью с младшими и не замечать этого

Без комментариев.

Легко сказать «не делайте так», а вот как изменить ситуацию..

Приходите на НОВЫЙ вебинар «Ваш старший ребенок» — все обсудим >>> https://lists.ekaterina-burmistrova.com/klubmnogodetny

 

Если вы делаете эти ошибки – не ругайте себя!

Это нормально, а вы живой человек.

Бесплатный вебинар «Ловушки переходного возраста»

Ваш ребенок стал подростком так быстро, что вы не успели приспособиться?
Вы не понимаете, почему он грубит, говорит «мне все равно» или игнорирует вас?
Вы не хотите быть похожими на своих родителей, но не знаете как общаться с ребенком по-другому?
Как вдруг оказалось, что ваш малыш критикует ваш образ жизни и мыслей?
Ничего еще не случилось, но вам уже неспокойно и хочется подстелить соломки?
Учителя пишут вам гневные письма и вам страшно, что ребенок забросит учебу?

Приглашаем вас на вебинар «Ловушки переходного возраста»
https://burmistrovschool.tilda.ws/veb_lovushki

Что вы получите от вебинара:

  • Вы узнаете, какие стратегии НЕ работают с подростком и перестаете их использовать, потому что получаете работающие методы
  • Вы научитесь останавливать конфликты и использовать нейтральное время
  • Вы сможете спокойно относиться к странностям поведения и реакций подростка
  • Вас будете знать, как пережить с ним неустойчивое настроение
  • Количество конфликтов из-за подростка в вашей семье станет меньше.

Предпубертат: как к нему подготовиться и объяснить ребенку, что его ждет

Пубертат «молодеет» и наступает в десять-одиннадцать лет у девочек, в одиннадцать-двенадцать у мальчиков. Но это происходит не одномоментно: у родителей есть два «буферных» года, которые называют предпубертатом, или периодом предподросткового сближения. 

В чем ловушка предпубертата? В том, что его можно не заметить. Когда ребенку восемь-десять лет, даже самые чуткие родители «выдыхают»: он более-менее самостоятельный, много времени занимает учеба, новые друзья, гаджеты — нет необходимости постоянно быть рядом и наконец можно заняться своими делами. А ведь именно в этом возрасте создается «подушка безопасности» из взаимного доверия.

Пубертат не только раньше стартует, но и позже заканчивается: когда человек становится экономически самостоятельным и уезжает из родительского дома. Часто это происходит в 20–22 года — то есть надо готовиться к десяти годам в режиме «пристегнуть ремни».

Вот что стоит сделать в предпубертат, чтобы пережить десятилетку без драм:

 


Проанализируйте ваши разговоры: не сводятся ли они к тому, как дела в школе? Важно научиться слушать и слышать то, что действительно интересует ребенка, а не только относится к его формальным обязанностям.

Если ребенок отвечает «все ок», разговорить помогут дихотомические вопросы «то или это?»: «тебе было весело или ты скучал?», «сидел в телефоне или познакомился с кем-то новым?».


Создайте общий фонд положительных воспоминаний. Обязательно выделяйте время один на один: хотя бы 15–20 минут в будни и пару часов в выходные. Можно вместе посмотреть и обсудить серию «Гравити фолз», сходить в музей игровых автоматов, пробежаться в парке у дома, приготовить ужин.


Хочу выделить это в отдельный пункт: смотрите вместе кино, пока вы еще фильтруете видеоконтент ребенка и можете привить хороший вкус. До десяти лет дети открыты всему, что вы им предложите. Можно посмотреть, например, «Дживса и Вустера», комедии Рязанова, классику по Жюлю Верну.


Говорите о своей неидеальности. Для маленького ребенка мама и папа — образцы во всем, а для подростка вдруг становятся чуть ли не врагами. Чтобы не пропустить переломный момент, ненавязчиво рассказывайте о своей неидеальности: что вы тоже в школе переживали неразделенную любовь, обижались на родителей, стеснялись прыщей.


Вспомните себя в этом возрасте, и тогда к подростковому периоду ребенок подойдет с пониманием: родители — такие же люди, которые говорят с ним на одном языке.


У подростка появятся новые авторитеты — от компании сверстников до музыкальных кумиров — и если контакт с родителями потерян, голос этих авторитетов станет решающим.


Мыслите стратегически. В подростковом периоде прорастают семена, которые были посажены за пару лет до этого. Например, если в семь лет у ребенка нет обязанностей по дому, подросток точно встанет в позу, если вы захотите «навязать» какие-то дела. Успейте передать ему свои ценности сейчас, чтобы они не стали новостью.

Как подготовить ребенка к тому, что он будет меняться?

 

Говорить про физиологическое созревание лучше до того, как ребенок спросит, — это важно для безопасности. Простыми словами объясните, что репродуктивная система развивается, чтобы когда-нибудь он сам мог иметь детей. Что между людьми происходит определенное физическое взаимодействие, которое возможно только между взрослыми и только по обоюдному согласию.

Заводя разговор на интимные темы, не нарушайте границы ребенка — если он подает «стоп-сигналы» (смеется, огрызается, уходит в другую комнату), отложите разговор и вернитесь к нему в доверительной обстановке.


Чтобы подросток мог обсуждать с вами свои чувства, уже сейчас, когда он малыш, не смейтесь над детскими влюбленностями — с уважением относитесь ко всему, чем он делится.


Поговорите и про внутренние изменения: объясните, как гормональные перемены будут влиять на настроение подростка, взгляды на мир, отношения с другими людьми, — дайте понять, что это нормально и вы будете рядом несмотря ни на что.

Говорите при выключенных гаджетах: отложите свой и попросите его тоже отвлечься от переписок и видео.

Правила самопомощи для родителей:

 

Готовьтесь заранее. Даже если на горизонте только предпубертат, полезно читать книги о подростковом периоде, общаться с родителями подростков, интересоваться подростковой культурой — чтобы однажды не проснуться существом с другой планеты.

Если вы периодически срываетесь на ребенка, проанализируйте, когда это происходит. Когда вы устали? Когда поссорились с партнером или своими родителями? Когда чего-то боитесь? Ваша реакция — лакмусовая бумажка, чтобы понять собственное состояние и проработать комплексы и страхи, а не переносить их в отношения с детьми.


Если подросток огрызается, помните: обидные слова — не про вас, а про его собственные переживания.


Задача — не обидеться и сказать что-то колкое в ответ, а показать, что вы понимаете его и готовы выслушать: «Видимо, ты очень сильно расстроен, если так говоришь». «Я все равно люблю тебя».

Эмоциональная турбулентность неизбежна во время гормональной перестройки: невыносимое подростковое поведение не значит, что вы плохие родители. Вспомните себя в этот период и сравните с тем, как относитесь к родителям сейчас.

Не бойтесь показать слабину. В спокойное время, вне выяснений отношений, говорите подростку, что вы тоже человек, у вас тоже есть гормоны и эмоции, вы устаете и не всегда можете контролировать себя. Будьте на равных.

Быть родителем подростка — очень энергозатратно. При этом продуктивное общение возможно, только если вы «в ресурсе», а не на грани нервного срыва. Не забывайте замедляться и выделять время на себя, когда можете просто посидеть с чашечкой кофе и книгой.

Статья опубликована на сайте 

Как реагируют подростки, когда взрослому неспокойно и сложно? Поговорим о вас

Родители тоже люди – слышали такое?
Уверена – вы теоретически согласны, что человек, а не супергерой..
Но..
Каждый раз, когда вас одолевают эмоции или вы оказываетесь в ситуации слабости, раздерганности – за эпизодом несовершенства вас накрывает дремучее чувство вины.

Знакомо?

Так стыдно перед ребенком – сорвалась, разоралась, расплакалась, была невнимательна..
Не специально, нет.
А просто потому, что самой внутри плохо и сил нет никаких.

По своей частной практике и по работе с группами я вижу, насколько за последние месяцы стало больше таких ситуаций.

Не мудрено, ведь напряжение во внешнем мире огромное.
А вы живой человек и реагируете.
Вон, одно чтение новостей как влияет..

( оффтоп – надеюсь, вы не читаете новости чаще чем 1 раз в день. Именно такую регулярность рекомендуют психологи)

Какие типы реакций на ваши эмоции могут быть у подростка?

Первый тип реакции – «я в домике».
Включается стратегия игнорирования.
Это не происходит специально – решения, которое бы принял подросток просто еще нет.
Он недосягаем для ваших эмоций.

Второй тип реакции – агрессия: «отстаньте от меня со своими взрослыми проблемами, у меня своя жизнь и куча трудностей и задач»
Тут у подростка может быть очень много эмоций и злости. Он хочет, чтобы вы сами разбирались со своими историями, ему не до вас.
Это может быть обидно и больно для вас. Но подросток защищен от вашей нестабильности.

Третий тип реакции – сочувствие и участие
Хорошо ли это?
Вроде звучит хорошо – подросток проявляет чуткость и внимание, откликается.
Но именно этот тип реакции может перегрузить подростка и поставить его в позицию слишком взрослого и слишком ответственного.

А это стратегически небезопасно.

Важное про подростка:
Понимаете ли вы, как реагирует на ваши эмоции подросток ? в каких случаях
Есть ли у вас работающие способы безопасно донести до «ребеночка» почему вы не в форме
Если ваш выплеск эмоций задел подростка – берите в рамку.

«Лучше бы моих братьев и сестер не было!» Что сказать на это ребенку?

Как вести себя, если сын-дошкольник доводит вас до слез? Заставлять ли ребенка ходить на кружок, если ему вдруг надоело? Что делать, когда у взрослых не остается сил?
На эти и другие вопросы отвечает семейный психолог Екатерина Бурмистрова в книге «Не едет, не красная, не машина. Как понять дошкольника» от издательства «Никея».

 

 

 

Как не потакать «ребенку-террористу»?

Родители часто приходят на консультации примерно с такими запросами: «Я часто плачу, дочка меня обижает. Она говорит, что я ее не люблю. Как выйти из этого состояния, как понять, что ребенок не намеренно надо мной издевается, не хочет мне сделать больно, что есть другие причины?»

Ребенок может бросать родителям фразы, которые тем очень сложно выносить. Крайне непросто выработать устойчивость к такого рода сообщениям. Это может звучать как угроза террориста: «Я сейчас тут всех взорву!» — можно даже к подобному готовиться, но никогда не быть готовым.

Часто ребенок к младшему подростковому возрасту имеет при себе некий набор сообщений, который моментально заставляет родителей чувствовать себя виноватыми, ставит в положение тех, кто оправдывается.

Бывает, что папа или мама вступает в диалог и начинает убеждать ребенка: «Ты не прав, мы любим тебя и любим ничуть не меньше, чем твоих братьев и сестер». Но часто это только подкрепляет желание поговорить об этом, получить свою дозу внимания.

Я считаю, что сообщения типа «ты со мной мало общаешься, лучше бы моих братьев и сестер не было» нужно просто запретить.

Подобные утверждения довольно сильные, поэтому они так выбивают родителей из колеи.

Можно сказать: «Ты можешь так думать. Ты можешь раз в месяц со мной про это поговорить, когда никого не будет дома. Но ты не можешь это произносить вслух при всех. Мы же дома не материмся. И мы никогда дома не говорим, как было бы хорошо, если бы не было на свете кого-то из близких». Таким образом мы поставим определенные границы, и ребенок это поймет.

По сути, то, что он делает, — это скрытая вербальная агрессия. Сам ребенок этого не понимает, он просто нашел уязвимое место: сказал «волшебные слова» — и родители начали живо реагировать, забегали, книжку стали читать, кофточку новую купили или машинку.

Самому ребенку будет лучше, если ему не дадут такое говорить. Взрослеющему человеку периодически надо что-то запрещать, когда его несет не туда. И у семьи должны быть свои работающие способы запретов, стоит их поискать.

Когда в семье постоянно случаются разговоры в стиле «вы меня не любите», они создают сущность. Одно дело, если люди разговаривают об этом с глазу на глаз, а другое дело — куча народу вокруг бегает, и старший ребенок на глазах у всех «кидает предъяву» родителям. Это нехороший момент, такое надо останавливать.

Мне кажется, можно к этому отнестись с юмором. Если мамочку шокируют страшные слова: «Зачем ты меня родила?» — то хорошо бы в ответ отшутиться.

Я уверена, что в 99% случаев ребенок так не думает. Скорее всего, это в очень большой степени трансляция чужих мыслей — ведь сейчас в обществе многодетность не слишком одобряется.

Такое детское недовольство не останется на всю жизнь. Более того, оно не присутствует в сознании ребенка все время.

Если претензии родителям предъявляются в течение значительного времени, это близко к нехорошим состояниям. Но в целом эпизоды, вкрапления «недовольства всем» в семье повсеместны и нормальны.

 

Следим за своими нервами 

Часто на консультациях звучит вопрос про «разборки» между детьми: насколько в них нужно участвовать и не лучше ли остаться в стороне?

Идеальная картина — это когда «колыхания детского моря» не выводят родителей из равновесия. Вы нормально выспались, съели нормальное количество еды, которое вам подходит, не имели никаких заноз в виде несделанных дел или проблем в отношениях с окружающими. Это то, к чему можно стремиться. Но вряд ли так бывает всегда и у всех.

Если бы это было целью и задачей: выстроить не такой образ жизни, когда нужно побольше всего успеть и охватить, а, наоборот, сделать жизнь стабильной; если бы работа была ориентирована на процесс, а не на результат, то это вполне могло бы состояться.

 

Просто таких задач, как правило, не ставят. Ровная жизнь, в которой всем было бы комфортно и хорошо, для многих не является целью. Ориентиры обычно другие: образовательно-развивательная гонка, например.

Если каждый посчитает количество занятий, посещаемых детьми за неделю, в которые вовлечены взрослые, то результат удивит. Ритм большого города перегружает.

<…> Наш напряженный ритм постепенно вымывает силы, и дети крутятся в нем же.

Если взрослый не сбалансирован, если у взрослого нет не только ровного состояния, но еще и запаса психических сил, чтобы гасить агрессию, то надо что-то менять.

Я придерживаюсь иерархического устроения семьи: родители где-то сверху, а дети — внизу (хотя среди детей тоже может быть определенная иерархия, распределение на старших и младших). И если у «правящего слоя» нет сил поддерживать собственную психическую стабильность, то им будет очень сложно влиять на то, что происходит между детьми.

Мы не заботимся об обеспечении собственной психической стабильности, нормальности состояния. А это то, на что стоит тратить время, силы и внимание. Мы заняты делами: у нас стирка, глажка, еда. Каждодневный немаленький круг, который состоит из большого количества всяких занятий.

Мало кто специально озабочен тем, чтобы находиться в нормальном расположении духа.

Темпы большого города ускоряют наш собственный ритм. Мы чувствуем, что бегаем-бегаем-бегаем, — все уже устали, все подходят к истерике.

Бывает так, что, когда у детей кончаются силы, они заболевают. Если взрослый не научился отдыхать сам, если усталость уже накопилась, а отдых не разрешен или не наступает, его обязательно «подкосит» либо психологически, либо физически.

Когда каникулы еще далеко, а усталость уже накопилась, пружина ритма сжалась, вот-вот выстрелит, это надо чувствовать и находить возможности для отдыха, пока никто из детей или взрослых не заболел.

Мне кажется, что если отдых не поставлен «в красный угол» как ценность, то срывы будут. Может быть, до невроза не дойдет, но до срывов — точно. Особенно нуждаются в отдыхе психически нестабильные элементы типа подростков и беременных и кормящих женщин. И перегруженным папам нужен особенно бережный подход.

Зона бережности должна быть взаимной. Ее вполне можно создавать, культивировать, развивать, когда дети становятся старше.

Мы сейчас живем в период эксперимента: растет первое поколение детей, фактически лишенных детства. Они не гуляют, не играют, не читают, не балбесничают — они пашут. Они ходят с одного занятия на другое, за ручку или без ручки.

 

Родители очень часто создают такую плотность деятельности, что у ребенка не остается времени читать. И это будет иметь конкретные последствия, просто мы их еще не видим. Они скажутся позже.

У детей возникнет установка, что отдыхать нельзя, что в жизни нет места отдыху. Мне кажется, что перегруженные до школы дети потом менее охотно включаются в разные активности. Количество «съедаемой» и родителями, и детьми информации зависит от устроения человека: кто-то больше открыт впечатлениям, а кому-то нужно больше покоя.

Очень важно за два шага чувствовать, когда вы подходите к границе своих нехороших состояний. Не когда они уже начались и даже не за шаг до этого, потому что у эмоциональной реакции большая инерция. Как у груженой машины, которая может не успеть затормозить.

Можно вспомнить, например, музыкальную школу. Детей включают в родительский проект «музыкальная школа», и на выходе, если они занимались с хорошим педагогом, они уже наполовину профессионалы. А кто спросил своего ребенка, хочет ли он эту профессию получать? Обычно у родителей такая установка: если заниматься не всерьез, то и не надо заниматься, чего силы тратить? Соответственно, любые занятия «не всерьез» — бессмысленны.

В таких рассуждениях заложена своеобразная посылка, прямо противоположная тому, о чем в свое время написал Платон: свободный человек ни в коем случае не должен быть профессионалом, потому что тогда он станет рабом цитры, гантели и так далее. Он станет профессионалом и будет привязан к профессии намертво.

А цель воспитания в том, чтобы дать ребенку начатки учений. И, если у него водятся какие-то таланты, тогда он, может, и пойдет дальше.

Меня очень впечатлили слова одного музыкального гения, лауреата всяческих конкурсов, который начал играть в очень юном возрасте. Он вырос, у него родилось двое детей. Журналисты спросили его, как его дети занимаются в музыкальной школе, имея в виду, что если папа — лауреат, то и дети должны быть «о-го-го!». И этот музыкант ответил, что отдать-то в музыкальную школу он их отдал, но через год забрал оттуда, потому что у них не было безумного желания играть, не было дрожи при виде инструмента. Зачем же тогда тратить такие усилия?

 

Дети бывают разные

Случается, что дети потом говорят: «Мама, почему ты меня не заставляла? Я бы сейчас уже Моцарта играла!» Тут наблюдается ровное деление на две группы: одни выросшие дети жалуются, что их заставляли, другие — что не заставляли.

Мне кажется, нужно видеть, сколько у кого энергии и желания достигать успехов — и у взрослых, и у детей. Очень часто мы всех гребем под одну гребенку, например под свою, а это гребенка слишком частая.

Или, наоборот, гребенка слишком редкая: мы сами расслабленные, нам особо ничего не надо, а у детей, наоборот, есть определенные качества и желание что-то делать.

 

Но очень важно никого не доводить до невроза ритмом жизни и нагрузкой. Не надо искусственно создавать ситуации, в которых ребенок может дойти до предела.

Если он в самом начале четверти считает дни до каникул, это тревожный признак. Хороший признак — когда в школу хочется, каникулы надоели.

И если мы не имеем гибкого отношения к собственным состояниям, к состояниям супруга, то мы и к детям тоже не будем чутки.

У многих, особенно у тех, кто ходил в детстве в садик, внутри сидит «воспиталка» или «училка»: «Как это не можешь — а ну, встал и пошел!» Нет снисходительности. Все может быть «записано» на подкорке, но вопрос — насколько это надо воспроизводить.

 

Статья опубликована на сайте